Главная » Статьи » Улучшение психомоторных и тяжелых невралгических дисфункций с помощью метода Томатиса аудио- психо- фонологических средств, реализованных картографическим представлением параметров ЭЭГ и слуховыми вызванными потенциалами.

Улучшение психомоторных и тяжелых невралгических дисфункций с помощью метода Томатиса аудио- психо- фонологических средств, реализованных картографическим представлением параметров ЭЭГ и слуховыми вызванными потенциалами.

      ВЫДЕРЖКА. Контекст. Пионерские исследования  Альфреда Томатиса привели к введению аудио- психо- фонологии (AПФ) для обработки, улучшения или излечивания тяжёлых невралгических травм.

      Метод. Здесь мы представляем первые независимые данные касательно метода AПФ с использованием слуховых вызванных потенциалов и картографическим представлением параметров ЭЭГ.

     Результаты. Улучшение, продемонстрированное на примере 4 пациентов, прошедших терапию AПФ, наблюдается в их кривых слуха и в результатах карточек ЭЭГ, также как и в слуховых вызванных потенциалах.

     Заключение. 1. Метод, осуществляемый AПФ, кажется действенным и безопасным средством для пациентов с психомоторными и/или тяжелыми невралгическими травмами.

     2. Слуховые вызванные потенциалы и результаты ЭЭГ кажутся подходящими объектами исследования для того, чтобы показать изменения невралгического порядка после терапии посредством AПФ.

     Помимо описания 4 случаев приводится краткое описание метода.

     КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА. Аудио- психо- фонология, слуховые вызванные потенциалы, картографическое представление результатов ЭЭГ, невралгические пороки, Томатис.

     Терапия слушания посредством аудио – психо- фонологии (АПФ), также называемая методом Томатиса, развивает нервную и физиологическую системы индивидуума, заставляя его слушать специально обработанную и отфильтрованную музыку, материнский или свой собственный голос. Эта тренировка базируется на том факте, что ухо – это самая чувствительная входная дверь в центральную нервную систему (то есть, в большую часть мозга, кохлеовестибулярный нерв, блуждающий нерв и возвратный нерв). Отфильтрованные звуки сообщаются ушам через специальную каску и черепу – через вибрационную машину с костной проводимостью. Фильтрование частоты происходит в сочетании с регулировкой различных сил (мощностей) и интервалов между этими компонентами. Звуки берутся в основном из концертов Моцарта и григорианского пения. За последние 50 лет Томатис развил электронное специфическое устройство. Томатис развил метод и провёл большую часть исследований, известных на сегодняшний день.

    Он открыл большое влияние уха (слуха) на нашу психическую и физическую работоспособность, на наше умение коммуницировать и учиться, влияние на язык и речь (Madaule, 1994; Tomatis, 1972, 1989, 1991). Результатом его исследований и многочисленных разносторонних экспериментов, привели к созданию аппарата с названием «Электронное Ухо», которое в течение 30 последних лет было успешно задействовано в лечении более 25 000 человек со всего мира. Статистика, которая базируется на данных исследований во многих центрах, свидетельствует o долговременных улучшениях в 80 % случаев. 

    Параллельно этот Метод был опробован на группе детей (а так же с группами плацебо), учащихся в школе (Schydlo, 2002 ; Tomatis, 1991). После введения около 12 лет назад картографии результатов ЭЭГ на электроэнцефалограмме, стали возможны независимые исследования и опыты параллельно „слуховой терапии“ по методу Томатиса. В данной статье мы не стали приводить огромное количество данных, решив продемонстрировать только 4 для иллюстрации метода репликации.

     В общем, изменения, привнесённые терапией, видны на карточках ЭЭГ и в слуховых вызванных потенциалах. Они могут быть связаны с изменениями в тестах по слушанию и в замеченных улучшениях проблем участников. Из тысяч доступных карточек мы выбрали 4 случая, каждый из которых представляет ту или иную тяжёлую проблему. Проблемы каждого из испытуемых были классифицированы как очень сложные, даже невозможные для излечения медицинским или классическим терапевтическим путями. Истории 2 участников описаны в деталях, документы по другим двум представлены более обобщённо, но все достигли замечательных результатов. Данная статья заканчивается заключениями и общими рекомендациями для лечения некоторых патологических случаев.

     APP (Audio-Psycho-Phonologie), разработанная Альфредом Томатисом, описана подробно в книгах (Madaule, 1994 ; Tomatis, 1972, 1989, 1991) так же, как и история и повод её развития, начиная с 1947 года (Tomatis, 1991). В последующем мы проиллюстрируем основные обстоятельства метода, не слишком углубляясь в фундаментальные подробности. Известно, что звуки стимулируют нашу нервную и физиологическую системы, особенно органы слуха и мозг с его межполушарным обменом информации. Психическое воздействие звуков и музыки также очень хорошо нам знакомы. Томатис изучил физиологическое развитие слуха, начиная с первой стадии беременности (Tomatis, 1981). Многочисленные исследования, поставленные на беременных, показали, что плод реагирует на звуки, в особенности, на те, что превышают 8000 Гц. Выяснилось, что высокие частоты передаются на тело эмбриона в основном через позвоночный ствол и таз матери, то есть, посредством костной проводимости. Этот факт, также как и высокий тонус мышц новорождённых, указывают на значимость высоких частот в стимулировании нервной и мышечной системы. После четвёртого месяца беременности, oрганы слуха зародыша находятся полностью в рабочем состоянии, в отличии от нервной системы, которой нужно больше 20 лет, чтобы быть полностью снабжённой миелином. Часть кохлеи (ушной улитки), расположенная около основания, чувствительная к высоким частотам, развивается первой, a также является самой чувствительной частью. Эти наблюдения привели Томатиса к убеждению, что ухо играет центральную роль в нашей жизни. Другие исследования, проведённые с певцами, раскрыли Томатису о тесной связи и взаимодействии способности слышать и звучанием голоса. Это позволило ему, используя „терапию слушания“ исправить голос (например, людям, поющим фальшиво с неправильным тонированием). Эти открытия, вместе с большим количеством результатов других опытов, привели Томатиса к трём важным высказываниям (Томатис, 1991) :

  Голос содержит только те частоты, которые может услышать ухо.

  Если мы даём уху возможность правильно услышать, это приводит к незамедлительному и бессознательному улучшению качества вокального исполнения.

  Таким образом, за определённый промежуток времени проведённого слухового стимулирования, возможно долгосрочное изменение качества голоса.

      В результате многочисленных опытов Томатис выяснил, что высокие тона, особенно выше 8000 Гц, хорошо воспринимаются зародышем, и отсюда он вывел гипотезу, что они (высокочастотные тона) являются источником активной кортикальной (корковой) стимуляции (Tomatis, 1981, 1991). Вот почему Томатис назвал ухо «батареей мозга». Он охарактеризовал 3 главных района (диапазона) частот и их связанных функций, уточнив, что кохлея анализирует все частоты, в особенности, высокие, но также, что преддверие (вестибулярная система) в состоянии воспринимать и низкочастотные тона.

     Нижний диапазон, до приблизительно 1000 Гц, в основном связан с равновесием, также как с моторикой и вегетативной системой. Эти звуки, воспринимаемые вестибулярным аппаратом, резонируют преимущественно в организме.

    Средний диапазон, между 1000 и 3000 Гц, связан с голосом, языком и способностью коммуницировать, так как этот диапазон частот очень сильно представлен в голосе.

    Диапазон высоких частот, более 3000 Гц, касается преимущественно процесса мышления и процесса обработки содержания, потому что наиболее высокие частоты резонируют в основном в голове.

   Он также подчеркнул, что костная проводимость не менее важна чем воздушная проводимость. Костная проводимость преобладает, когда мы слышим наш собственный голос, поэтому с психологической точки зрения она тесно связана с коммуникацией с нашим внутренним «Я». Воздушная проводимость через уши, напротив, господствует, когда мы слышим внешние звуки, что связывает её с общением со всеми и вся в нашем окружении. Гармония между обеими формами проводимости звука имеет большое значение для равновесия нашего восприятия внутреннего и внешнего миров.

    Звуки стимулируют одинаково хорошо как физиологическую, так и невралгическую систему. Первый тип стимулирования обусловлен движениями надкостниц и мембран (то есть, барабанная перепонка и овальные и круглые мембраны); одновременно тренируются мускулы среднего уха. Нервное стимулирование касается в частности слуха, равновесия, блуждающего нерва, возвратных нервов и мозга. Возвратный нерв левого уха более длинный по направлению к гортани, чем нерв правого уха, что, связано с расположением центра Брока, центром речи, в левом полушарии и это приводит к задержке речи на 0,03 секунды, когда обратная связь осуществляется левым ухом (Tomatis, 1991). Данный факт и доминирование левого полушария для логики, абстрактной мысли, языка, чтения, письма и подсчёта подтолкнули Томатиса на усиление особой стимуляции правого уха. Нервная стимуляция звуком всех органов и мускулов тела в большей части осуществляется через блуждающий нерв, который разветвляется в барабанной перепонке и во внешнем слуховом канале, проходит по спинному мозгу и заканчивает своё движение в перифериях тела.

    Отправной пункт терапии – это слуховой тест, который заключается в составлении аудиограммы, интерпретируемой по физическим и психологическим критериям специально обученным специалистом-консультантом по APP (Audio-Psycho-Phonologie). На изображении 1 представлена идеальная кривая. По Томатису, данная кривая отражает максимальную чувствительность в районе коммуникации (речи) от 1000 до 3000 Гц.

    Данный тест указывает на возможные проблемы в некоторых частотных диапазонах в костной проводимости и/или воздушной – для левого или правого уха, a также в правом или левом полушарии. Последний этот феномен основывается на понятии, что контролатеральные соединения между ухом и полушариями более солидные, прочные, чем гомолатеральные соединения. Костная проводимость, повышенная по отношению к воздушной, это означает, что участник слушает в основном себя, что он живёт в своём мире, не особо контролируя свою коммуникацию с окружением. Ошибки локализации (путанее сторон) засчитываются, если именно «плохое» ухо воспринимает звуки. Это может послужить сигналом путаницы в пространственной ориентации, или между эмоциями и разумом. Способность различать звуки и селективность определяется в слуховом тесте проверкой соседних частот. Закрытая селективность означает разрыв с внешней средой с целью самообороны. Доминирование уха, или латерализация проверяется, чтобы выявить, настроен ли участник в определённой степени эмоционально или рационально.

    В зависимости от результатов слухового теста разрабатывается индивидуальный план терапии. Эта терапия представляет в общем некоторую профильтрованную музыку, материнский голос и собственный голос пациента, но все звуковые источники обрабатываются так, чтобы ударение, в нерегулярных интервалах, постоянно чередовалось между высокими и низкими частотами. Концерты Моцарта, известные благодаря их прекрасной гармонии, ускоренному ритму, большой насыщенности высоких частот и универсальности, используются чаще всего в качестве звукового материала. Следовательно они производят хорошую кортикальную стимуляцию. Григорианские пения используются для обеспечения эффективной стимуляции осанки и координации тела, потому что они объединяют в себе медленные и спокойные ритмы. Терапия начинается с пассивной фазы нефильтрованной музыки и продолжается высокофильтрованной а потом снова нефильтрованной музыкой, передающейся через уши и через череп. В особенности, для самых молодых, также записывается материнский голос и используется в фильтрованном виде. Терапия заканчивается активной фазой, где используется собственный голос «пациента» в процессе чтения или пения. Она практикуется только в квалифицированных центрах, использующие специально разработанное электронное оборудование. Обычно терапия проводится циклами в 8-15 дней по 2 часа слушания. Каждый цикл начинается с слухового теста для выявления изменений и корректировки программы. Mежду циклами запланированы паузы, минимум в 4 недели. Общая длительность терапии зависит от проблем пациента и его реакции на лечение, но по меньшей мере в большинстве случаев состоит из 3 циклов.

     МЕТОД.

     Картография ЭЭГ.

     Множество независимых невралгических исследований отметили тот факт, что многие проблемы, связанные с речью и коммуникацией, как, например, дислексия и афазия, свидетельствуют о патологиях левого временного полушария (Mason & Mellor, 1984; Pinkerton, Watson & McClelland, 1989; Tallal, Miller & Fitch, 1993; Tallal et al., 1996). Эти проблемы были облегчены стимулированием слушания, в основном, правого уха (Merzenich et al., 1996; Tallal et al., 1996). За последние годы техники слуховой реакции („Auditory Evoked Response“) были использованы для объективной оценки целостности слуховой центральной системы детей с проблемами обучения, аутизмом или проблемами языка и концентрации (Van den Bergh, 1998).

     Слуховые вызванные потенциалы (AEP – Auditory Evoked Potentials) измеряются посредством помещения 20-30 электродов на череп по „международной системе 10-20“ расположения электродов. Слуховые кликсы или звуки представляются в основном в левом ухе и результаты измерения регистрируются (Van den Bergh, 1998) приблизительно за тысячную секунды. Результаты измерения первых 10 миллисекунд соответствуют функциям внутреннего мозгового ствола и позволяют сделать объективное измерение периферического слуха у детей, либо очень маленького возраста, либо мало способных к сотрудничеству. Средний поздний период (10-50 мс), поздний (50-100 мс) и когнитивные слуховые потенциалы (100-700 мс) относятся к функциям верхнего мозгового ствола, к первичной временной коре головного мозга и ассоциативной фронтальной коре. Отклонения потенциалов среднего позднего периода (10-50 мс) по отношению к нормальным показателям связаны с проблемами сознания, внимания или скоростью обработки центральной слуховой системы. Затруднения в развитии языка отражаются в отклонении слуховых потенциалов длинного позднего периода (50-100 мс), особенно в височных комплексах T4 (правый) и T3 (левый).

      Механизмы ментальной обработки слухового восприятия (механизмы внимания) исследуются с помощью слуховых вызванных потенциалов(AEP). 150 звуков проигрываются пациенту через наушники. 120 раз проигрываются низкочастотные, и 30 раз высокочастотные. Тест проводится как в условиях внимания (для редких звуков) так и в отсутствии внимания. Самое важное – это измерить различные амплитуды (например, N200) в этих двух условиях для данного субъекта. Масштабы амплитуды достаточны в том случае, когда измерения повторяются в дальнейшем для одного и того же человека с одинаковыми настройками.

      Электрический отрицательный ответ появляется через 100 мс после звукa (N100) в тот момент, когда внимание участника направлено на задание. Интенсивность N100 должна увеличиваться ввиду выборочного внимания ушей. 200 мс после высокочастотных звуков, электрический отрицательный ответ появляется (N200), даже если участник невнимателен. Речь идёт об измерении автоматической способности к распознаванию. 300 мс после высокочастотных звуков, в условиях внимания, электрический положительный ответ появляется (P300) и соответствует измерению лечения, контролируемого важным раздражителем.

     500 до 1000 мс после звуков, загруженных в условиях внимания электрический отрицательный ответ появляется в фронтальных мозговых зонах (фронтальное позднее отрицание). Оно измеряет лечение, контролируемое дополнительно раздражителями внимания.

     Эти когнитивные потенциалы часто нарушены у детей с недоразвитым восприятием, проблемами недостаточного внимания и проблемами к обучению.

    Данные количественного ЭЭГ (QEEG) регистрируются с тем же оборудованием (Sirius, ESAOTE BIOMEDICA). Они обрабатываются количественным путём, в отличие от классического ЭЭГ, для составления карточки ответов по поверхности мозга, называемой мозговой картографией. Была использована норма «только закрытыми глазами». Не был применён ни анализ базы данных, ни анализ статистики ввиду сравнения каждого случая с ним самим (до и после лечения), что позволяет установить относительное изображение прогресса. Стандартные алгоритмы количественного ЭЭГ(QEEG) были использованы как для измерения, так и для анализа. В области частот в принципе различают 4 разных района: Delta (δ= 0-4 Гц), Theta (θ = 4-8 Гц), Alpha (α = 8-12 Гц) и Beta (β = 12-30 Гц). Карты мозга могут быть составлены для всех этих 4 частотных диапазонов. Например, в случае низкого уровня бдительности, наблюдают низкую активность α и β и/или высокую активность δ и θ. Для обучения и языка, область височного левого полушария представляет особенный интерес.

    РЕЗУЛЬТАТЫ

      Мы представляем результаты 4 человек, у каждого из которых указываются патологии. Мы проверили, что никакое другое лечение или терапия не были применены к 4 участникам во время периода слуховой терапии. Только 2 и 4 участники продолжили приём медикаментов.

      Случай 1: Лена (Lena)

      История Лены представляет собой задержку общего психомоторного и языкового развития. У неё не было сознательного контакта ни с её окружением, ни с другими людьми; проявляла признаки аутизма, жила как будто в коконе a также былa обнаружена сильная отсталость в развитии мелкой и крупной моторики. Беременность её матери протекала тяжело: она столкнулась с потерей околоплодных вод, кровотечениями, госпитализацией и медикаментозным лечением (например, антибиотиками). Рождение прошло нормально, в срок. В возрасте 3,5 месяцев Лена должна была носить тазобедренную шину и потому находилась в положении лёжа на спине в течение 4 месяцев, таким образом, запаздывая в своём раннем развитии. В последние месяцы беременности звуковая подача голоса была далека от идеала из-за сокращённого объёма околоплодных вод, постельного режима и вынужденного отдыха матери. Антибиотики негативно отразились на развитии ребёнка. Из-за страха, потерять ребёнка, голос переживающей матери сместился в диапазон низких тонов.

      В возрасте 2 лет Лена начала проходить слуховую терапию, очевидно, не пройдя тест на слушание. Таким образом, терапия основывалась на опыте терапевта. Родители проявляли абсолютное упорство. Они привозили Лену на терапию до её 7-летнего возраста. Таким образом, она прошла 31 цикл по 5 дней, в среднем по 6 циклов в год. Первый цикл длился 12 дней и состоял только из концертов Моцарта и нефильтрованных григорианских песнопений. В последующих циклах с интервалом приблизительно в 6 недель, чтобы перенести Лену психологически в предродовую фазу, ей давали слушать голос матери фильтрованный при 8000 Гц. Во время этой фазы пациент слышит те звуки, которые зародыш мог бы воспринимать в маточной (единоутробной) фазе, и это при частоте, немного превышающей 8000 Гц, судя по исследованиям Томатиса, как было оговорено ранее. Первые небольшие улучшения были зарегистрированы в вестибулярной части (например, маленькие движения, потом возобновился визуальный контакт с матерью, и даже небольшие изменения между агрессией и привязанностью к ней). Примерно годом позже были отмечены последующие продвижения в развитии: Лена стала интересоваться окружающей средой. В 4 года была составлена первая карточка мозга (иллюстрация 2а). Эта карточка показывала уже достаточно хорошие тактовые импульсы в диапазоне θ (4,0-7,5 Гц), но практически никакой активности в диапазоне α и β, следовательно низкая степень бдительности и внимания. В когнитивно – слуховой деятельности коры головного мозга слабый слуховой сигнал PEA N200 (обнаруженный в слуховой парадигме « oddball ») указывал на слабое автоматическое различение стимулов.

      Лена слушала голос своей матери в механизированном устройстве «Электронное ухо» для одновременного стимулирования моторной коры и слуховой, посредством возбуждения преддверия высокими частотами, и кохлеи – низкими. Когда Лене было 5 лет, с ней в первый раз удалось провести слуховой тест.

      Высокая костная проводимость  очень заметна, что характеризует детей, живущих в их собственном мире. Это нарушение присутствует как на низких частотах, которые отражают вегетативные нервные процессы, на средних частотах, т.е., во время коммуникации и развития речи, а так же и в высоких частотах, во время мыслительного процесса. Результаты воздушной проводимости (синяя линия) отображают ту же самую картину, только на низком уровне, что указывает на слабое восприятие и коммуникацию с внешним миром, т.е., на слабую живость. То же самое было замечено на карте мозга, с демонстрацией слабой активности альфа на поверхности всего черепа. Многочисленные пространственные ошибки указывают на состояние дезориентации и замешательства. Передача звуков посредством костной проводимости в черепе вызывает пространственные ошибки слева направо и наоборот, и подтверждает обнаруженное отсутствие активности альфа на карте мозга. Последующее лечениe ускорилo развитие, особенно моторной деятельности, речи и координации, а также в области сознания, для того, чтобы пациентка смогла открыться внешнему миру и взаимодействовать с ним.

      Множество слуховых тестов и карт мозга отмечают изменения в развитии. Последние слуховые тесты, сделанные в возрасти 7 лет, показали глубокие улучшение, как это подтверждает и малое расстояние между костной и воздушной проводимостью. Это свидетельствует о лучшей гармонии между внутренним и внешним миром. Также отмечены позитивные изменения в равновесии между низкими и высокими частотами. Это делает возможным лучшую координацию между физическими и духовными процессами, a также улучшение структурирования в поведении. Тест воздушной проводимости показывает помимо этого улучшения в воспроизведении в сфере речи между 1000 и 3000 Гц, в особенности на левом ухе. Пространственные ошибки также уменьшились. В действительности, её речь сильно развилась. Последняя карта мозга свидетельствует о улучшениях . Была установлена альфа – активность от 8 до 9 Гц, максимальная при Р4. Кривые AEP (Odd-Ball AEP) демонстрируют значительные улучшения. Нормальная импульсная амплитуда N100 измеряется в условиях фокусированного внимания. Нормальное автоматическое различение стимулов также обнаружено при N200, также, как и своевременнaя амплитуда состояния P300, что означает нормально контролируемая обработка важных стимулов.

      Родители также способствовали этому, посредством невероятного упорства и дисциплины в течение этого длинного курса терапии. Лена находится сейчас на пороге общего развития, сравнимого с развитием других детей. За исключением её физического развития, кажется, что она только на 1 год опаздывает от ровесников, в том, что касается способности к обучению и социального поведения, как это было замечено клиницистом, лечащим врачом и медсестрами из детского сада.

      Случай 2 : Джоанна (Johanna)

      У Джоанны природная словесная глухота и задержка развития речи. Она страдала от психо – неврологического расстройства, задержки экстенсивного развития, и общего нарушения наблюдения. Она была совершенно неспособна сконцентрироваться. У неё были серьёзные проблемы с речью, она жила в своём мире и не проявляла ни малейшего интереса к внешнему миру.

      После рождения раньше срока (35 неделя) с помощью кесарева сечения, она весила 2,424 кг и страдала от серьёзных проблем. Например, МРТ констатировала недоразвитость мозолистого тела, а компьютерная томография мозга нашла атрофию в правой мозолистой и временной левой мозговых участков с большой обводной цистерной. Позже проявились другие проблемы, такие, как цианоз и гипотония. Начиная с возраста 4 лет, Джоанна прошла множество тестов ЭЭГ, которые указывали на очаг эпилепсии в левом полушарии и гиперсинхронию. Ей было прописано огромное количество лекарств: Opsolat (Sultiam), Sabril и Frisum, с изменчивыми результатами. Общая схема была использована в различных медицинских докладах, которые указывали на синдром Ландау – Клефнера, характеризующегося афазией и эпилептическими биоэлектрическими припадками.

     Джоанна ходила на терапию 2 года, в общем счёте, преодолела 37 циклов. 28 февраля 1996 года, в возрасте 5 лет, она прошла первый слуховой тест. Этот тест показал сильные колебания и был скорее хаотичным. В этом тесте отклонение между высокой костной проводимостью и воздушной позволило диагностировать закрытую селективность, т.е., то, что она жила в своём собственном мире, обособленно от других. Результаты воздушной проводимости, очень слабые и нерегулярные, указывали на искажённое восприятие всех направлений, усиленное закрытой селективностью. Это особенно проявлялось на низких частотах, до 1000 Гц, являясь причиной плохой вестибулярной функции. Это объясняло её слабую способность концентрироваться и большие проблемы речи.

    Первые мозговые карточки ЭЭГ, составленные 29 июля 1996, подтвердили МРТ, компьютерную томографию и измерения ЭЭГ. Сильная Alpha -активность (1,5-4,0 Гц) левого полушария, связанная с максимумом P3 и O1, совпадает с зоной эпилептического нарушения.

     Отображение средних поздних слуховых потенциалов(MLAEP), вызванные чистыми звуками, предоставлено на графике № 4. На графике № 4a отображены результаты, также полученные 29.07.1996, представляют собой реакции после стимулирования левой и правой стороны. Реагирование слева было сильнее, чем справа, что указывает на нарушение развития и речи. Изображены средниe поздниe слуховыe потенциалы (MLAEP - Mid-Latency Auditory Evoked Potentials) T4 (временное правое; сплошная линия) и T3 (временное левое; пунктирная линия), для того, чтобы вывести индекс асимметрии Мазона, которая равна T4/T3-T3/T4 = -0,12. Обычная Норма - 0,5 + 0,5, в то время как нарушение развития речи дала бы -0,25 + 0,5. Это указывает, что индекс Джоанны скорее близок к патологии, чем к нормальному состоянию.

     Слуховая терапия продолжалась около 2 лет с 19 дополнительными циклами. Последний слуховой тест, проведённый в возрасте 8 лет и 6 месяцев указывает на заметное улучшение с классическими кривыми костной и воздушной проводимостями, близкими друг к другу, как с левой, так и с правой сторон. Амплитуды MLAEP из данных ЭЭГ 05.08.1998 указывают на нормальную кривую с довольно симметричной реакцией на правой и левой временной сторонe .

      Несмотря на медленное развитие и сильное медикаментозное лечение, Джоанна испытала заметное улучшение, которое продлилось долгие годы после окончания терапии, как это доказывают измерения, сделанные во время теста в 12 - летнем возрасте. Она контактирует со своим окружением и участвует в активной деятельности. Она стала лучше говорить, у неё хороший визуальный контакт, она строит много планов и желает больше познать. Также улучшилась её мелкая моторика.

      Случай 3 : Франсис.

      Франсис родился с дефектами, говорящими о нехватке кислорода, был аутистом и не разговаривал (обследования произведены в Университете города Лёвен, Бельгия), был гиперактивен и очень агрессивен, имел отсталое психомоторное и речевое развитие. Франсис проходил интенсивную слуховую терапию на протяжении 1,5 года. Первый тест был малонадёжным, он был проведён 12.07.1995 и показывал большую разницу между результатами костной и воздушной проводимости, с сильными хаотичными отклонениями, подтверждающими проблемы Франсиса. Полтора года позже, 10.01.1997, тест указывал на резкое улучшение, даже несмотря на слишком высокие результаты костной проводимости. Изображение 6 сравнивает данные мозговой карты ЭЭГ до и после терапии. Карта мозга до терапии (изображение 6) показывает асимметрию в амплитудах MLAEP с преобладанием левого полушария. С возбудителем в левом ухе временная левая реакция на MLAEP (комплекс T, пунктирная линия) была сильнее, чем в правом (сплошная линия), типичная схема нарушений развития речи. Обычно этот тест выявляет симметричный комплекс T или обратную инверсию (реакция справа выше, чем слева). Этот дисбаланс удалось устранить после терапии. Индекс асимметрии Мазона (см. случай 2) до терапии был -0,64, совместимый т.о. с нарушением развития речи. После терапии этот индекс снова стал нормальным.

      Франсис сделал огромные шаги в развитии за 1,5 года интенсивной терапии. Мальчик стал более спокойным, способным на лучшую концентрацию и stal лучше говорить. Он стал более живым и открылся внешнему миру. Эти изменения, замеченные клиницистом и родителями, свидетельствовали о его прогрессе в речи и коммуникации, особенно в школе.

       Случай 4 : Амбруаз.

       У Амбруаза была сильная задержка общего развития. Он родился на месяц раньше и начиная с 1,5 месяцев испытывал эпилептические приступы. В возрасте 2 лет он упал на голову и повредил мозг: мозговое кровотечение затронуло прежде всего фронтальное и временное левое полушарие. Его поведение было хаотичным и было тяжело им управлять.

       Из-за его маленького возраста (2 года) было невозможно провести слуховой тест. Первая карта мозга ЭЭГ, составленная в начале терапии, указывает на очень медленные главные тактовые импульсы от 2 до 5Гц в диапазоне Delta - волн, с максимумом в заднем районе и некоторым преобладанием левой стороны на F3, T3 и T5 (см. изображение 7).

       В парадигме oddball слуховых вызванных потенциалов(AEP) отсутствуют важные структуры N100, N200 и P300, знак серьёзных нарушений слухового восприятия. В 2003 году, после первого 14-дневного цикла, последовали несколько 6-дневных циклов с промежутком в 6 недель (см. изображение 7b). Он реагировал очень хорошо и показывал отчётливые улучшения, особенно при движении ног, рук и кистей рук. Он даже начал что то лепетать. Улучшения видны на карте мозга ЭЭГ, которая была сделана в конце 2003 года. Было установлено больше гармонии в сфере Delta. Больше нет признаков эпилепсии и принятие лекарства Epitomax было редуцированно. Слуховых вызванных потенциалов(AEP)парадигмы оddball показывают теперь слабую реакцию N200 (автоматическая реакция стимулов) и P300 (различение сознательного восприятия).

      Амбруаз испытал заметное улучшениевсего лишь за 6 месяцев слуховой терапии. Ему посоветовали продолжить интенсивную терапию следующие 6-9 недель.

      Заключение.

      Эти 4 пациента всего лишь небольшая часть из многих тысяч тех, которые успешно прошли лечение. По более старым историям лечения сохранилось меньше документов, так как картография мозга ЭЭГ используется только последние 10 лет. Огромное число карт мозга и писем, отправленных родителями, школами и врачами, подтверждают достижение заметных улучшений, полученных в широком спектре проблем в развитии. Эти данные показывают, что описанные результаты не являются исключением, a представляют собой множествo случаев.

     Можно сделать вывод, что результаты слуховых тестов соответствуют с картами мозга na базе ЭЭГ, что подтверждает корреляцию двух независимо друг от друга проведённых тестов. В большинстве случаев проблемы концентрации и внимательности были замечены во время слухового теста с помощью высоких результатов костной проводимости с низкой частотой и часто низкими по отношению к результатам теста воздушной проводимости. Эти результаты взаимосвязаны с сильной фронтальной и предфронтальной активности Delta и в отсутствии или слабой активности Alpha, особенно в затылочной области, отмеченной соответствующими картами мозга, также как и слабые амплитуды N200 и P300 в слуховых вызванных потенциалах парадигмы oddball, что является знаком низкого уровня бдительности. После слуховой терапии видны улучшения отображённые как в слуховых тестах, a также и на карточках мозга и слуховых вызванных потенциалах(AEP). Также в случаях проблем с речью, были регулярнo обнаружены взаимосвязи между уменьшенной чувствительностью в районе средних частот от 1000 до 3000 Гц, измеренной во время слуховых тестов, и пониженной активностью во временных областях, отображённой на карте.

     Следовательно, слуховые тесты могут быть использованы как надёжное подтверждение для оценки и характеристики слуховой терапии.

     Четыре случая, описанные здесь, затрагивают очень тяжёлые нарушения, для которых потребовалось долгоe и интенсивноe лечениe. Mенее серьёзные, но скорее неудобные проблемы коммуникации, концентрации, дислексии, речи и языка, были успешно излечены в течении года слуховой терапии. Важно, что терапия ведётся хорошо обученными консультантами в центре, оснащённом оборудованием, подобранным в зависимости от необходимости научного регулирования специального электронного аппарата и продолжительного наблюдения за реакцией пациентов.

     REFERENCES

Madaule, P. (1994). When listening comes alive.

Ontario, Canada: Moulin.

Mason, S. M., & Mellor, D. H. (1984). Middle latency

and late cortical evoked potentials in children with

speech and language disorders. Electroencephalography

and Clinical Neurophysiology, 59, 297–309.

Merzenich, M. M., Jenkins, W. M., Johnston, P.,

Schreiner, C., Miller, S. L., & Tallal, P. (1996).

Temporal processing deficits of language-learning

impaired children ameliorated by training. Science,

271, 77–81.

Pinkerton, F., Watson, D. R., & McClelland, R. J.

(1989). A neurophysiological study of children with

reading, writing and spelling difficulties. Developmental

Medicine and Child Neurology, 31, 569–581.

Schydlo, R. (2002), Kinderpsychiatrische Sto˜ rungen als

Folge auditiver Wahrnehmungssto˜ rungen. (Child

psychiatric distortions caused by auditory perception

disorders.) Unpublished report, Du¨ sseldorf,

Germany.

Tallal, P., Miller, S. L., Bedi, G., Byma, G., Wang, X.,

Nagarajan, S. S., et al. (1996). Language comprehension

in language-learning impaired children

improved with acoustically modified speech.

Science, 271, 81–84.

Tallal, P., Miller, S., & Fitch, R. H. (1993). Neurobiological

basis of speech: a case for the pre-eminence

of temporal processing. Annals of the New York

Academy of Science, 682, 27–47.

Tomatis, A. A. (1972). Education et dyslexie

[Education and dyslexia]. In Coll. Sciences de l’Education.

Fribourg, France: AIAPP Editions.

Tomatis, A. A. (1981). La nuit uterine [The uterine

night]. Paris: Verlag Editions Stock.

Tomatis, A. A. (1989). Vers l’ecoute humaine [Toward

human listening] (D. Zimmermann, Ed.) Paris: ESF.

48 JOURNAL OF NEUROTHERAPY

Tomatis, A. A. (1991). The conscious ear (B. M.

Thompson, Ed.). Barrytown, NY: Station Hill

Press.

Van den Bergh, W. (1998). Die neurologische Basis

der audio-psycho-phonologischen Therapie bei

Sprachentwicklungssto˜rungen und Legasthenie.

(Neurological basis of APP treatment of disturbances

in language acquisition and dyslexia.) In:

Jozef and Marie-Jeanne Vervoort: Wissen Sie,

warum Sie zwei Ohren haben? (Do you know why

you do have two ears?) Atlantis-vzw Institute,

Sint-Truiden, Belgium, pp. 74–81.

 
Данный сайт использует файлы cookie и прочие похожие технологии. В том числе, мы обрабатываем Ваш IP-адрес для определения региона местоположения. Используя данный сайт, вы подтверждаете свое согласие с политикой конфиденциальности сайта.
ОК